АльпИндустрия - интернет-магазин туристического снаряжения
Ваш город:
Краснодар
Ваш город:
Краснодар
0
0р.

Жизнь Горация-Бенедикта Де Соссюра

03 мая 2012   |   Ельков А.Ф.
История

Начало

Часть II. Накануне первого восхождения на Монблан

 

Женева в конце XVIII века

Как мы уже говорили в предыдущей статье, молодой тогда женевский ученый Гораций-Бенедикт де Соссюр в 1760 году назначил солидную премию тому, кто откроет путь восхождения на Монблан. Эта премия - часть легенды, мифа о первом восхождении. Этот факт имел место, безусловно. Но не стоит оставлять его в одиночестве. То есть и без вознаграждения всё шло к тому, что восхождение будет совершено. Хотя с другой стороны, вопрос времени играл роль. Если бы не успели взойти до наступления Революции, рождение альпинизма могло состояться намного позже.

Постоянный гид первого периода путешествий де Соссюра Пьер Симон и некоторые другие жители Шамони в начале 60-х годов провели первые разведывательные выходы, но были очень далеки от успеха. Традиций хождения по ледникам у местных жителей не было. Просто «по жизни» не было необходимости туда лезть. Поэтому они боялись всего, что связано с ледниками. Боялись почти панически и прежде всего, опасались ночевок на снегу. А без них, казалось, не обойтись. Внешне, казалось, что поиск пути к вершине Монблана прекратился. Но это не так. Просто процесс достижения высшей вершины пошел по эволюционному пути, то есть достаточно постепенно, что, как правило, не находит своего отражения в стандартной мифологии рождения альпинизма.

Тут самое время рассказать о предшественниках Соссюра и о его, в известной мере, конкурентах.

Во второй половине XIX века историю альпинизма взялись писать раньше других англичане. И она в классическом варианте, после перечисления легенд древнего мира и средневековья, начинается с «открытия Шамони» группой англичан. Их поход 1741 года действительно имел широкий резонанс и повлиял на развитие ситуации. Хотя на процесс «созревания» женевской публики объективно от англичан мало зависел. Просто в 60-70-е году развитие естествознания, как науки, вышло на такой уровень, что с экспериментальными целями ученые неизбежно пошли бы в горы. И англичане жили в Женеве достаточно обособленно, по своим правилам и воспринимались местными жителями как чудаки и оригиналы. XVII век был довольно удачным для Женевы, ей удавалось воздерживаться от участия в войнах и богатеть за счет этого. Городская элита получила возможность строить загородные дома, стать ближе к природе. Это способствовало появлению моды на романтическое отношение к ней, и в свою очередь привело к выходу на новый уровень естественных наук. Так что для рождения альпинизма было много объективных предпосылок. Собственно, он возник еще до восхождения на Монблан, которое стало лишь знаковым событием, прозвучавшим на весь культурный мир.

Но продолжим об англичанах. Знаменитый современный британский «Gap Year», год путешествий молодых людей по миру, это традиция, которая имеет исторические корни. Среди англичан такой способ изучения мира возник уже несколько веков тому назад. По крайней мере, к середине XVIII века, это была широко распространенная практика для состоятельных молодых людей. В течение многих лет, Женева была для англичан одним из самых любимых мест. В значительной мере это было вызвано религиозными причинами, обе страны были протестантскими. Это тогда было важным фактором.

 

Уильям Уиндхэм

По всем имеющимся данным, инициатором первого большого похода в Шамони был молодой англичанин Уильям Уиндхэм, Willian Windham (1717-1761). Сын одного из крупных английских землевладельцев, он прожил в Женеве почти два года. Собственно его публикации – это практически единственный источник информации об этом мероприятии. В них говорится, что Уиндхэм долго уговаривал своих товарищей прогуляться на ледники Савойи. И что решающим моментом в реализации его плана было появление в Женеве такой неординарной личности как Ричард Пококк, Richard Pococke (1704-1765). Вкратце его можно охарактеризовать, как путешественник-авантюрист. Предыдущие два года он провел в скитаниях по странам Азии и Ближнего Востока. Краткие фрагменты текста Уиндхема свидетельствуют о том, что Пококк умел подать себя и поставить свою личность в центр внимания. У него было несколько экзотических костюмов и масса интересных вещей. А уж необычных историй этот 37-летний мужчина мог рассказать неисчислимое количество. Именно на личность Поккока и собралась группа.

Кроме Уиндхэма и Поккока остальные участники редко где упоминаются. Перечислим их. Итак, в поездку отправились восемь британцев: Бенжамин Стиллингфлит, Benjamin Stillingfleet, учитель Уиндхема (1702-1771), Ричард Олдворт, Richard Aldworth (1717-1793), Томас Хемилтон, Thomas Hamilton (1720 or 1721-1794), Джордж Бэйлли, George Baillie (1723-1797), Роберт Прайс, Robert Price (1717?-1761), Уолтер Четвинд, Walter Chetwynd (1710-1786). И с ними выехали пять их слуг.

В коротких описаниях этого похода, обычно подчеркивается, что англичане выехали из Женевы, взяв с собой достаточно большой набор вооружения. Однако, о его применении речи во время путешествия не было. За исключением безнадежной стрельбы по горным козлам (chamois). Регион этот был спокойный, хотя в целом, в Савойе в те годы было немало проявлений, так сказать, разбойничьей деятельности.

Полноценной дороги в Шамони тогда не было, вверх по ущелью от Салланша вела узкая тропа. Поэтому добирались до конечного пункта с тремя ночевками.

 

Схема из статьи Уиндхема

По приходу в Шамони англичане разбили палаточный лагерь и начали опрос местных жителей. Их интересовала экскурсия на ледники. Однако шамонийцы дружно начали отговаривать гостей от этого мероприятия. Говорили, что еще никто из гостей ущелья никогда выше в горы не поднимался. Главным человеком в мелких населенных пунктах, к которым относился тогда Шамони, был настоятель церкви. Он принял английскую делегацию с радушием и взялся помочь организовать гидов и носильщиков. Был определен и объект – это место, которое носило название Монтанвер, идеальное для наблюдения за самым большим ледником района.

 

Картинка Шамони из статьи Уиндхема

Англичане вышли на восхождение 22-го июня в полдень. Их сопровождало несколько местных жителей, которые шли впереди, показывая путь, а также несли еду и вино. Подъем проходил по крутой тропе, которая местами была сложной для прохождения. Она в верхней части пересекала пару лавинных кулуаров, иногда приходилось идти траверсом по выбитым ступеням, и тогда активно использовались альпенштоки с металлическими наконечниками.

Англичане наслушались местных историй, которые можно разделить на две части. С одной стороны – это легенды, связанные с обычными для горцев суевериями: драконами, ведьмами и т.д... С другой, реальные или чуть приукрашенные рассказы о подвигах собирателей кристаллов, об охоте, о том, что раньше ледник был меньше и люди свободно ходили через перевал в долину Аосты.

Достигнув Монтанвера, участники экспедиции получили возможность полюбоваться настоящим морем льда. Уровень ледника был метров на 100 выше, чем сейчас. Уиндхем постоянно сравнивает его с Гренландией. Именно после его отчета в обиход вошло название Мер де Глас («море льда» или «ледяное море», француз.) Англичане вышли на само тело ледника, побродили по нему, попетляли между трещин и вернулись на морену. К вечеру, к темноте они были уже в Шамони и на следующий день отправились обратно в Женеву. Вот собственно и всё приключение, вошедшее в летопись Шамони, как эпохальное событие, с которого обычно начинается история туризма в регионе.

 

Монтанвер. Рисунок Бурри. Во время Уиндхема хижины не было еще

О дальнейшей судьбе героев этого похода скажем только, что Уильям Уиндхем в истории славен, как отец Уильяма Уиндхема-младшего. Выдающегося английского политика, выполнявшего, в частности, обязанности министра обороны в период наполеоновских войн.

Уже на следующий год, непосредственно под влиянием англичан, Шамони посещает женевец Пьер Мартель, ученый и инженер, занимающийся оптикой. Считается, что этому персонажу, оставившему короткий, но содержательный отчет об исследованиях, принадлежит заслуга первого в истории употребления слова Монблан. Сам он его придумал, либо кто подсказал, останется загадкой. До 1742 года гору называли чаще всего весьма неблагозвучным именем Мон Моди (Проклятая гора).

В последующие десять лет зафиксировано лишь пара посещений Шамони.

В 1753 году Шамони и традиционный Монтанвер посещают два молодых человека, женевцы братья Делюк. Об их роли в истории следует поговорить более подробно.

Собственно говоря, речь будет идти преимущественно об одном из братьев Жан-Андрэ (Jean Andre Deluc), так как его брат Гийом-Антуан был в их тандеме ведомым и ничем кроме того что он брат по жизни не отличился. Их отец Франсуа Делюк владел часовым бизнесом, а этим делом занималась в то время примерно треть жителей города. Будучи одним из самых богатых людей Женевы, Делюк-старший постарался сделать всё, чтобы его сыновья получили достойное образование. Кроме того, он сам отличался высокой культурой, либеральными философскими взглядами, что способствовало его дружбе с Жан-Жаком Руссо. Жан-Андрэ родился в 1727 году. Он по многим признаком может быть назван прямым предшественником Соссюра (старше на 13 лет), возможно, он служил для последнего прямым примером для подражания. Хотя по дневникам, Соссюр скорее относится к Делюку как к сопернику.

 

Жан-Андрэ Делюк, также как потом Соссюр, основными своими занятиями в науке избрал геологию, физику атмосферы и ботанику. И это так же привело его в горы, где он совершил несколько настоящих восхождений. В популярной истории, правда, самым значительным подвигом братьев Делюк, считается их совместная с Руссо экскурсия на лодках по Женевскому озеру. Фигура Жан-Жака Руссо (1712 - 1778) вообще может показаться переоцененной, хотя следует учесть, что был одним из самых значительных предвестников гигантского, затронувшего всех слома, каким стала французская революция. Деятельность этого философа и писателя, часто, упоминается теми, кто пишет об истории альпинизма. Его идея о необходимости «изучать природу и следовать за ней», его «новое отношение к природе», считается, что сыграли большую роль в общественном сознании. Однако, следует признать, что конкретно Соссюр или другие участники эпопеи «рождения альпинизма», поклонниками Руссо не были.

В 50-60-е годы братья Делюки совершают несколько походов и восхождений по ближайшим к Женеве горным массивам. Затем их внимание привлек пик, хорошо видный с массива Салев. Это скромная по нынешним меркам и незаметная гора Пик Бюэ стала важнейшей вехой в истории первого восхождения на Монблан и собственно рождения альпинизма. Первый раз Делюки попытались взойти на нее в 1765 году. Они с трудом нашли проход в верховья долины и к началу маршрута. Никто из местных жителей не смог им помочь в этом и восхождение сорвалось. Только с третьей попытки 22 сентября 1770 году братья Делюк, в сопровождении пары местных пастухов.

 

Пик Бюэ

В том же 1770 году Жан-Андрэ Делюк становится членом правящего Совета Женевы. Однако события в городе развиваются не то благоприятному для него сценарию. Наступивший кризис, политический и финансовый, больно бьет по всему их семейству. Отец разоряется. Жан-Андрэ покидает родной город и отправляется сначала в Париж, а потом, откликнувшись на выгодное предложение, в 1773 году (в 46 лет) перебирается в Англию. Там он становится придворным ученым, преподавателем, советником королевской семьи. И проживет еще 43 года, переживая периоды приближения и удаления от королевской семьи, но в целом в благополучии и уважении.

Жан-Андрэ Делюк, рассматривая с вершины Бюэ склоны Монблана, пытался проложить логичный путь к его вершине. Мечта была, но ничего конкретного по ее реализации сделано не было. Всё оставлено для следующего поколения: Соссюра и Бурри. Кстати, оба они также поднимались на Пик Бюэ. И эти восхождения состоялись только под влиянием братьев Делюк. Но если Соссюр поднялся по уже проложенному и описанному пути, то Бурри открыл свой, новый маршрут со стороны Валорсина (Шамони).

 

Монблан с пика Бюэ, при таком прямом взгляде, маршрут кажется более крутым, чем есть на самом деле

Итак, кроме Соссюра, в течение многих лет, активно занимался поисками пути восхождения на Монблан другой женевец - Марк-Теодор Бурри (1739 - 1819), сын часовщика, певчий в храме, художник, журналист и политик. Словом, интеллигент-разночинец, творческая, беспокойная натура. В жизни его горы заняли значительное место, он много путешествовал, выбирался в горы 60 сезонов, то есть, практически каждый год своей сознательной жизни.

 

Бурри

Марк-Теодор много о горах писал, его тексты (книги и статьи) полны восторженных эмоций, которые часто кажутся преувеличенными. Тут он напоминает современных журналистов, временами пишущих на горные темы. Правда, на первом плане у Бурри всё же была красота. Но затем обязательно – опасность, пропасти, страх и т.п... При этом часто писатель преувеличивал при этом масштаб собственного "Я". "Его рот никогда не закрывался" - такую образную характеристику Бурри дал один из современников. Человек необычайной энергии, он очень часто вел себя странно. Так, например, публично называл себя обладателем "лучшего голоса в мире". Свои "гениальные" по его мнению, картины он рассылал европейским монархам, выпрашивая у них вознаграждения. И надо сказать, его иногда принимали. Эти его картины не сохранились, а вот иллюстрации к книгам, в том числе для Соссюра, получились очень качественными. Кто-то из известных людей назвал Бурри «летописцем Альп» и тот настолько близко принял это к сердцу, что везде себя так и представлял.

Его книги и многочисленные статьи об Альпах были очень эмоциональными и часто преувеличивали сложность и опасность походов. При этом точность данных и научных наблюдений страдали. Бурри всю жизнь мечтал о вершине Монблана, но когда был уже близко к ней, легко и навсегда отказался от нее. Но это тема другого рассказа.

 

Одна из книг Бурри

Проследим, однако, как развивалась практика горных путешествий для главного нашего героя - Горация Бенедикта де Соссюра. В 60-е годы он путешествует преимущественно в ближних к Женеве районах и в Юре. Затем во время женитьбы и рождения детей, ездит по миру, но в горы почти не ходит. Исключение представляет собой поход вокруг Монблана, предпринятый в 1867 году. Его партнерами были гид Симон, близкий друг, ученый Жан Луи Пикте и молодой человек, о котором известно только имя – Жалабер.

Начиная с 1774 года, Соссюр планирует и почти всегда осуществляет ежегодные летние экспедиции. В 1774 году - это второй тур вокруг Монблана. При этом он с гидами совершает первое восхождение на Крамон, панорамный пункт над Курмайором. Затем, посещает монастырь на перевале Сен-Бернар, где знакомится с аббатом Мурритом, увлекая его идеей изучения гор. Вместе они поднимаются на панорамный пункт гору Шеналетт у перевала Сен-Бнрнара.

В 1775 год Соссюр путешествует по Центральной Швейцарии. Он проходит перевалы Фурка, Гримзель, Сен-Готард и другие. Его выходы в горы носят больше геологический характер.

В 1776 году Соссюр вместе с гидами Пьером Симоном и Пьером Буайоном поднимается на Пик Бюэ, по пути братьев Делюк. На восхождении проводится ряд научных опытов, делаются измерения и зарисовки.

 

Из книги де Соссюра

1777 год посвящен двум другим районам Швейцарии, Соссюр изучает Граубюнжен и Бернский Оберданд 1778 – в третий раз проходит маршрут Вокруг Монблана, на этот раз с Жаном Трабле и учеником Огюстом Пикте. В этот же год совершается второе восхождение на Бюэ.

В этот год Соссюр записал в свой дневник, что его наблюдения за природой требуют много времени и раздражают компаньонов. И принимает решение, что впредь ему лучше путешествовать одному.

1778 - второе восхождение из Курмайора на Краммон. В 1779 году воодушевленный Соссюром аббат монастыря Сен-Бернар Мурит (ему 37 лет) взошел с проводниками на гору Велан. Достаточно непростое восхождение, включающее крутой кулуар и участок скал. Самое сложное на тот момент в истории.

В 1781 Соссюр еще раз посещает Сен-Бернар и вместе с Муритом осуществляет экскурсии по ледникам. В 1783 году работает в Бернском Оберланде, проходит «перевальый поход» от Женевского озера до Майрингена. В 1784 году Соссюр путешествует по Центральной Швейцарии. В районе Энгельберга он восходит на вершину Граушток над Йохпассом.

 

Граушток

В эти годы он неоднократно посещает Шамони, где видит, как постепенно становится реальной его мечта. С каждым годом растет качество гидов, они поднимаются всё выше, становятся всё смелее. И тому есть объективные причины. Во второй половине 70-х годов XVIII века количество туристов, посещающих ледники Монблана, значительно выросло. У местных жителей появился реальный интерес к работе проводниками. Самые сильные из мужчин постепенно овладевали необходимыми для восхождения на Монблан навыками. В это время «заказ» женевского академика перестал казаться неисполнимой задачей. И в 80-е годы началось достаточно планомерное продвижение к осуществлению цели.

 

Обсудить на форуме


комментарии к статье
Пока нет комментариев
Оставьте комментарий


* Ваша оценка

(.jpg .png .gif), Не больше 2Mb


Пожалуйста, дождитесь завершения отправки формы

Мы всегда открыты для обратной связи
Задайте вопрос
Помогите нам стать лучше, поделитесь своим мнением. Есть любые вопросы? Мы оперативно ответим на них.
Напишите нам
Подпишитесь на наши новости
Только полезные новости и не чаще 2 раз в неделю — статьи экспертов, обзоры снаряжения, спецпредложения.
Присоединяйтесь к нам в соцсетях
Следите за новостями горного outdoor и событиями АльпИндустрии и обсуждайте их с единомышленниками.
Болеем горами. Надеемся заразить вас!
Сергей Зон-Зам, бессменный лидер, взрослел в горах
Мы не продаем, мы советуем
Сергей Ковалев, МСМК, покоритель Эвереста и сложных вершин по всему миру
Ваша безопасность - наша работа
Иван Аленцев, инструктор по альпинизму